July 11th, 2014

9 vrata

Татьяна Касаткина. «Бесы»: экранизация или интерпретация?

Источник: Русская Idea. Сайт политической консервативной мысли


Татьяна Касаткина. «Бесы»: экранизация или интерпретация?
Рецензия на фильм Владимира Хотиненко "Бесы".


У экранизации и интерпретации не просто разные задачи – они и обращаются к разной аудитории. Экранизация предлагается в каком-то смысле «вместо» книги, представляет собой облегченный вариант книги для тех, кто, возможно, ее никогда не прочтет; режиссер здесь выполняет просветительскую роль, обращается как знающий к незнающим, как высший к низшим. Интерпретация есть истолкование – и потому обращена в первую очередь к собеседнику, к равному, читавшему текст и имеющему опыт его самостоятельного восприятия.



Экранизация в случае Достоевского – вещь бессмысленная (а, в общем, и беспощадная по отношению к автору), поскольку смысл его текстов заключен как раз в тех деталях, вещах, оборачивающихся символами, которые при экранизации, как правило, либо исчезают, либо воспроизводятся так, что перестают быть проводниками к смыслу (и тут надо заметить, что иногда именно «точное следование тексту», которым хвалятся постановщики, совершенно уничтожает текст). Достоевский вообще, вопреки расхожему мнению, работает не с дискурсом, а с образом, почему и в слове ему важно не абстрактное «значение», а вся полнота его образного восприятия.

«Бытовые детали» у Достоевского никогда не вводятся для описания «бытовой стороны жизни». Бытовая сторона жизни – то, что дает возможность писателю ввести бытовые детали – не есть целевая причина их появления, отнюдь не то, зачем они вводятся. Земная действительность, вовсе не «погашаясь» Достоевским (как тоже иногда принято считать), не теряя своей плотности, реальности, расцветает под его пером метафизическими смыслами, не возвышающимися над ней, не стоящими рядом с ней, а именно в ней и обретающими, и декларирующими свое присутствие. У Достоевского о любой вещи можно спросить «зачем» - имея в виду его величественный метафизический замысел. Приближение к такой степени «метафизической плотности», сплошной осмысленности вещей может быть критерием адекватности художественной интерпретации его текстов.

То, как вещи, работающие у Достоевского, существуют в постановках «просто так», можно показать даже и на примере работы Владимира Хотиненко (и в этом смысле приходится признать, что вкрапления «экранизации», то есть неосмысленного повторения за автором, встречаются и в большинстве интерпретаций) – так обессмысливается в его «Бесах» французский язык персонажей. Между тем, у Достоевского Степан Трофимович (и не только он, конечно) говорит по-французски в тех случаях (или, по крайней мере, ради этих-то случаев и существует его навязчивый французский язык), когда русский текст, русские слова, не дают в точности того скрытого за обиходным диалогом образа, который автор хочет передать читателю.

Collapse )

Buy for 100 tokens
***
...