August 31st, 2015

Buy for 100 tokens
***
...

Замятин Е. Бич Божий.

Роман Е.Замятина об Атилле.

Начало потрясает: точно знаешь, что время описания пятый век нашей эры, но…..
«Беспокойство было всюду в Европе, оно было в самом воздухе, им дышали. Все ждали войны, восстаний, катастроф. Никто не хотел вкладывать денег в новые предприятия. Фабрики закрывались. Толпы безработных шли по улицам и требовали хлеба» - актуальнее, чем в новостях! И далее ещё несколько абзацев «репортажа» из Евросоюза.

В основу книги автор положил записки Приска Панийского, заодно сделав его одним из многочисленных героев книги. В споре о происхождении имени Аттилы останавливается на самой красивой, но самой спорной – от названия Волги, на чьих берегах он и был рождён.

Неповторимый язык, особенно когда описывает восприятие Аттилы, возникают ощущения близкие к тактильным. Всё выпукло, осязаемо, мощно.

Повествование обрывается на тризне по дяде Аттилы, когда Аттила вернулся из почётного заложничества в Риме. Он на пороге царствования, пусть в начале и половинного. Характер сформирован, ждать пощады Вечному городу не приходится.

Неоконченность романа – несомненная потеря для литературы.
О чтении: читает Михаил Рогов, качество чтения высочайшее.

Марочкин В. Истинная биография Пушкина.

Марочкин В. Истинная биография Пушкина. Не биография. Слово "истинная"-просто наглость.

Хотя начиналось всё очень многообещающе. Первое упоминание Кастанеды насторожило, но решила оставить на оригинальность автора. Ан, не тут то было......
По признанию автора, работа задумывалась как очерк о "южной ссылке" Пушкина. Таким и осталась, никаких новых или малоизвестных фактов нет. Так, пара интересных идей: 1.о роли Натальи Кочубей как основной музы поэта, 2. о южной ссылке как продолжении воспитательной системы, начатой Лицеем и продолженной Карамзиным, последователем Руссо (Кастанеда никак не вписывался по хронологическим причинам), 3. взгляд на "Графа Нулина" как на памфлет по поводу восстания декабристов.

Дальше - поток сознания, винегрета из версий, ругани советской пушкинистики, особенно не люб автору Эйдельман, и....разговорами с голосами вкупе с неуместными рассказами о собственных любовных драмах.
Ах, да! Ещё версийка о ряде реинкарнаций одного духа: Мольер - Пушкин - Булгаков - В Ерофеев. Тут уж, воля ваша, в свете только что прослушанных «Записок психиатра» М. Малявина dpmmax, хотелось по - булгаковски воскликнуть: «Галоперидолу мне, галоперидолу!» Ну, то есть, автору.

Порадовало только чтение - Савицкий Н. Ей богу, таким голосом и такой пустяк читать!