October 25th, 2015

Беседа с эмигрантом о беженцах-мигрантах.

http://pipokipp.livejournal.com/57262.html. До чего ж они одинаковы. И кислы. Аж аскомина.

А что с общественными бассейнами, кои были закрыты по причине неправильного использования страшными мигрантами?
Так всё... закрыты. Теперь там мечеть. :-)))

Edited at 2015-10-25 06:35 (UTC)
Смех сквозь недоумение? Вот бы с вами лет через пяток пообщаться! На эту же тему и произнести классическое женское: "а я говорила!!!" Люблю смотреть на выражение лица оппонента в этот момент. Пять лет - немного. В ЖЖ время летит быстро. И я дождусь.
Время покажет. Тем паче, что вы стебаетесь в большей степени не над проблемой беженцев, а над тем, как о ней говорят в России.
Как я понимаю Вам тема беженцев очень нравится. Смотрите на эти улицы. Здесь живёт немецкий пролетариат... многие - просто грузчики и официанты... про помойку подумайте... а потом через 5 лет улыбнитесь :-)))
Не поверите: я живу на таких же улицах - сельская местность, Краснодарский край. И на этих улицах живёт крестьянство, рабочие близлежащих ферм, заводиков, учителя ну и мы воспитатели детских садов. Кстати, о бассейнах знаю от подруги-воспитательницы из Мюнхена. И ей отлично видно по составу детей в группе, куда несётся Евросоюз (вы путаете ФРГ с Евросоюзом)- немцев в группе считанные единицы. Да, у нас таких помоек нет-просто проезжает мусоровоз и отвозит пакеты на завод.
Я прекрасно знаю Россию. Был там около 16-18 раз за последние два года. Вы живите не на таких же улицах... Зайдите в блог к Варламову. Он тему раскрыл и раскрывает. Крестьянство наше попозже поставлю. Возьму деревню поголимей.... типа этого мюнхенского квартала. Про подругу не надо. У меня мой ребёнок здесь и я знаю ситуацию с детьми в яслях... дет садах... школах... где угодно без подруг, друзей, дальних знакомых и рассказов подруг подруге на лавочке в Краснодаре. Не были.. не знаете... не видели... ждём 5 лет. :-))))
И то.

А что так волнуетесь? Ну, живёте и живите себе. Если так всё кайфово - за что печалимся?

Что ж вы все, эмигранты русские, такие одинаковые? Что в Америку свалившие, что в Евросоюз, который путаете с ФРГ? Вот слово в слово. Нет бы здесь хорошо сделать. Неа, уехать и лаять оттуда, с Варламовым (ага. этот мой знакомец из Америки тоже его обожает), который здесь, хором. С эмигрантами первой волны начала века тоже никакой разницы.
Buy for 100 tokens
***
...

Нарциссизм: эпидемия постмодерна.

Очень актуально.

Оригинал взят у mysea в Нарциссизм: эпидемия постмодерна
Лонни Джарретт. Перевод: Евгений Пустошкин

Распространённость нарциссизма обрела такие эпидемические масштабы, что, на самом деле, его хотели убрать из перечня диагностических категорий в пятой редакции «Диагностического и статистического справочника психических расстройств» (DSM-V), определив, что он слишком часто встречается, чтобы представлять собой отдельное расстройство.1 Попросту говоря, нарциссизм означает патологическую сфокусированность на самом себе. «Патологичность» в данном случае означает, что нарциссизм приносит ненужные страдания как самому человеку, так и другим людям.

Феномен нарциссизма — это континуум, включающий на одном конце спектра тех, кто подходит под традиционное психиатрическое описание нарциссического расстройства личности (при котором индивид обладает напоминающим манию величия чувством собственной важности), а на другом — тех, кому свойственна обычная поглощённость собой, которая преобладает в нашей культуре.
[Spoiler (click to open)]


Сознание — это поле бесконечных масштабов. В нарциссизме эго фокусирует это поле исключительно на конечном личностном измерении опыта таким образом, что это приводит к гиперраздутом чувстве своего «я». Сознание — это топливо, обращающее потенциальное в реальное, так что то, на чём мы фокусируем сознание, есть то, во что мы вдыхаем жизнь. Следовательно, страдающий нарциссизмом человек действует исключительно из своекорыстных мотивов, видит всё и всех как вырезанную «двумерную картонку», являющуюся отражением его собственного «я» и служащую исключительно удовлетворению его потребностей.

Можно установить наличие нарциссизма, когда внимание человека сфокусировано в относительно большей степени на голосе в его собственной голове, нежели на словах, исходящих из уст людей, которых он слушает. Держу пари, что это обычный опыт для большинства людей во время разговора, когда они с нетерпением ждут, чтобы другой человек закончил говорить, дабы получить возможность озвучить своё собственное мнение. Давным-давно я осознал, что во время моих лекций студенты слушают то, что сами думают по поводу моих слов, а не «отпускают» всё, дабы послушать, что я им действительно сообщаю.

Одним из самых ярких примеров нарциссизма, который я когда-либо видел, встретился мне в лице студентки, которая описывала, как узнала, что у её брата обнаружили лимфому. Она плакала и явно находилась в смятении. Я сказал ей, что сожалею о том, что с ним случилось, и желаю ему лучшего исхода из возможных. Её же ответом было: «Да вы вообще представляете себе, что это будет означать для меня?! Мне придётся смотреть за его детьми, помогать с шоппингом, у меня просто нет на это всё времени!»

Идея, что «это моя мысль, это моё чувство, следовательно оно важно», лежит в фундаменте нарциссизма

Хотя, наверняка, и есть какое-то тонкое разграничение между клинически диагностированным нарциссистом и остальными людьми, мой собственный опыт показывает, что большинство из нас уделяют незаслуженно большое внимание своим собственным мыслям и чувствам. Нарциссизм неотъемлемо присущ движению ума, в процессе которого происходит отождествление с мыслью или чувством и приписывание им значимости просто по той лишь одной причине, что «я» и есть тот, кто всё это испытывает. И при этом, если бы кто-то ещё сообщил мне о подобной мысли или чувстве в моём присутствии, я бы отнёсся к ним без особой серьёзности или даже обиделся. Идея, что «это моя мысль, это моё чувство, следовательно оно важно», лежит в фундаменте нарциссизма.



Может быть полезно рассмотреть проблему возникновения нарциссизма в эволюционном контексте. Если очень широко обобщать, мы можем представить себе, что сознание, осуществляя проект творения, забылось в течение 14 млрд лет продвижения через мёртвую материю.2 В не слишком отдалённом прошлом первобытные люди, подобно животным, были всецело погружены в природу, не обладая никаким чувством уникального «я», которое было бы сколь-нибудь отделено от природы. Рождение саморефлексирующего осознавания принесло человеку уникальную способность отступать на шаг и лицезреть самого себя, тем самым получая возможность для саморефлексии («я знаю, что я знаю, что я знаю»). По мере эволюционного развития культуры люди становились всё более отрешёнными от своего непосредственного окружения, что открывало перед ними способность видеть себя отделёнными и отличными от всей остальной природы.

Интересно поразмыслить над тем, что мы, люди, покупающие еду в супермаркетах (я могу достать клубнику в феврале) и имеющие терморегуляторы в домах и машинах, более отрешены от природы, чем наши предки из разных культур. На уровне культуры, который я здесь рассматриваю, индивид намного более погружён в культуру (как фактор бессознательного влияния), чем в природу. И его опыт, по меньшей мере, в равной степени (если не в большей) опосредуется культурой, как и природой.

Даосы осознавали это движение от природы, описывая древних мудрецов как диких животных. Они писали о цивилизации (нападая на конфуцианцев) как об отпадении от добродетели (de: 德) и спонтанности (ziran: 自然), присущих природе.3 Та же самая тема присутствует и в библейской истории сотворения Адама и Евы, которые, получив знание о себе, были изгнаны из рая.

Утверждение Декарта «я мыслю, следовательно — существую» является мощным выражением разума, видящего себя в центре вселенной. Это осознание послужило базисом научного рационализма, позволившего людям высвободиться из-под влияния суеверий и мифов, свойственных великим традициям. С развитием модернизма отношение человека к себе и другим стало однозначно абстрактным, в то время как редукционистская и материалистическая наука рассматривала людей как «мягкие машины». Объективизация человечности достигла своего пика в холокосте — движении, которому способствовало бурное развитие технологий, массового транспорта и которое подпитывалось этноцентрическим национализмом. Объективизация природы привела, по всей видимости, и к необратимому разрушению окружающей среды.

После Второй мировой войны послевоенное поколение «бейби-бумеров» воспитывалось родителями, которые были намерены сделать так, чтобы их дети никогда не столкнулись со страданием и жертвами, которые пережили они в победе над Германией. Эту перспективу можно понять, но всё же, в попытке защитить новое поколение от страданий, эти дети были лишены ценного опыта — необходимости приносить жертву во имя цели более высокой, чем избегание страхов и стремление к удовлетворению желаний эго.



Обычной является фраза, которую родители говорят своим детям: «Это твоя жизнь. Ты можешь делать всё, что хочешь делать, и быть всем, чем хочешь быть. Мир — твоя устричная раковинка».4 Детям, которые в чём-то преуспели, говорят, какие они талантливые и особенные, вместо того чтобы поощрять их за тот тяжёлый труд, который они выполнили, чтобы достичь чего-то. Акцент делается на формировании «высокой самооценки», а не прочувствованном ощущении ответственности за правильное усердие. Детей поощряют просто за то, что они проявили себя, а не за то, что они в этом преуспели. Для любого родителя естественно смотреть в глаза своего ребёнка и видеть «самое красивое дитя, которое когда-либо рождалось на свет». С аналитической перспективы, можно признать, что подобная реакция есть немногим большее, чем отождествление ума с примитивными психическими структурами, возникающими в результате глубоко засевшего биологического обусловливания. Когда мы пробуждаемся к реальности единства, то осознаём, что в мире есть только одно дитя.5

Когда мы пробуждаемся к реальности единства, то осознаём, что в мире есть только одно дитя

Расцвет постмодернизма в 1960-е принёс с собой эпоху гражданских прав, воспевания многообразия и идею, что уникальная индивидуальность является предельным выражением универсального развития. Кредо «у вас своя истина, у меня своя, и никому не дана предельная истина» возносит релятивизм в разряд предельного принципа.6 Теория относительности Эйнштейна, которую можно интерпретировать как утверждение о том, что всё восприятие находится в соотнесённости с тем, кто воспринимает, было деформировано в перспективу, будто каждый индивид живёт в своей собственной вселенной — вселенной, являющейся, дескать, проекцией его собственного сознания, не имеющей никакой внешней реальности и независимого существования, достоверности или истинности.

Индивидуальное сознание не может занять позицию большей отстранённости от материи, чем когда видит себя центром и творцом своей уникальной реальности. Это настолько засело у нас в головах, что наш разум видит даже собственно тело как «другого», что приводит к фундаментальному расщеплению идентичности с тяжёлыми последствиями для здоровья личности, культуры и биосферы. Я вижу иронию в том, что психотерапия в прошлом веке стала превалирующей формой исцеления в благополучных классах населения. Ирония состоит в том, что психотерапии по большей части фокусируется на поощрении того, чтобы индивид говорил о себе таким образом, который глубоко закрепляет иллюзию эго о своей уникальности, особенности и определённости своими ранами.

На более высоких холистических и интегральных уровнях развития эволюция завершает полный круг с возникновением продвинутой теории систем и большим признанием взаимосвязанности между единым и множественным.7 Пройдя настолько далеко, насколько возможно, в своём отстранении от материи, сознание продолжает своё циклическое движение в направлении превосхождения, или трансценденции, иллюзии личностного, и пробуждения к универсальным измерениям самости; оно начинает интересоваться высшими потенциалами близости и коллективного эмерджентного возникновения. Значимое измерение лечения постмодернистски ориентированных пациентов состоит в том, чтобы сделать всё необходимое, дабы на достаточно долгое время переключить их внимание с личностной сферы, чтобы они пришли к осознаванию более глубоких и высоких измерений самости.8

Хорошие новости состоят в том, что, если человек сумеет преуспеть в этом даже на малую долю секунды, этого может быть достаточно, чтобы создать совершенно иной контекст в рамках видения пациентом своего «я». Этот контекст настолько кардинально отличается, настолько не центрирован на «я», что он потенциально может переопределить весь его жизненный опыт. Плохие новости, конечно же, состоят в том, что отвлечь внимание эго от личностного невозможно. Почему? Потому что, по моему определению данного термина, «эго» и есть та сила, которая фокусирует осознавание исключительно на личностной сфере опыта и отвергает более глубокие и высокие измерения самости, такие как душа, совесть и дух.

Возможно, тончайшим навыком в медицине является культивирование способности работать с аутентичным, или подлинным, «я» пациента ­— той его частью, которая универсальна в своей размерности, не ранена, не является жертвой, но выражает себя как бо́льшая забота о целом. Как практикующие профессионалы, мы сможем это сделать только в той степени, в какой мы сами превзошли собственный нарциссизм и объяли в себе эти более глубокие и высокие измерения самости.
Примечания

1 «The Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders» (DSM-V) является стандартным классификатором психических расстройств, используемым американскими специалистами в сфере психического здоровья. ↩
2 Процесс утраты сознанием самого себя в материи называется «инволюцией». «Эволюция» же есть процесс пробуждения сознания к самому себе через материю. ↩
3 Как следствие, конфуцианская добродетель «благожелательности» (ren: 仁) обсуждалась как отход от даосской добродетели дэ (德). ↩
4 Мне самому это сказал стоматолог, когда мне было 16 лет. ↩

5 Это чувство красиво выразил один мой израильский друг, написавший в Facebook’е о своём наблюдении, что его гораздо больше трогает, когда он слышит о смерти израильского ребёнка, чем о смерти палестинского ребёнка. Он рассуждал о необходимости разобраться с этим расхождением в свете его понимания, что ценность и того, и другого ребёнка равна. Интересно, что такая откровенность навлекла на него раздражение со стороны исследователя конфуцианского учения, цитировавшего учение Конфуция о естественных взаимоотношениях между родителями и детьми для оправдания своей этноцентрической реакции. Достаточно сказать, что, хотя в конфуцианстве есть множество достойных уважения качеств, оно базировалось на крайне этноцентрической и мифоцентрической форме сознания и в значительной мере поддерживало то, что мы теперь понимаем как подавляющую иерархию доминирования. ↩
6 Для людей, ещё не достигших плюралистического уровня развития, подобное осознание будет шагом вперёд. Например, в мире будет больше блага, если фундаменталисты разного толку научатся удерживать множество перспектив одновременно и ценить их относительные истины. ↩
7 Когда я говорю о «продвинутой теории систем», я указываю, к примеру, на нашу способность понимать систему пяти элементов с голографической и интегральной точки зрения, а такжеCollapse )

ПРОЧТЁМ "ВОЙНУ и МИР" ВМЕСТЕ!

Одним из самых масштабных событий Года литературы в России станет проект медиахолдинга ВГТРК «Война и мир. Читаем роман». В течение 60 часов в эфире государственных телеканалов «Россия К», «Россия 1», радиостанции «Маяк», а также в сети Интернет будет вестись прямая трансляция чтения произведения, которое принесло Льву Толстому всемирную славу. По масштабности эта акция не имеет аналогов в мире – роман будет прочитан от первой до последней страницы.

Чтения запланированы на 8, 9, 10 и 11 декабря 2015 года - по одному тому романа в день. Старт чтения каждого из томов – в 10 утра по московскому времени.

«Война и мир» – роман-эпопея, несущий огромный патриотический заряд (недаром в 1941 году его фрагменты печатали огромными тиражами в виде отдельных книжек такого формата, чтобы они помещались в карман солдатской гимнастерки). Роман показывает жизнь нации, всех социальных групп России, в переломный момент. Поэтому и к чтениям планируется привлечь как профессионалов: актеров, режиссеров, теле- и радиоведущих, так и непрофессиональных чтецов: политиков, спортсменов, ученых, государственных деятелей, - людей самых разных профессий, возрастов, из разных уголков нашей страны и зарубежья. Таким образом, мы показываем, что большая литература объединяет всех нас – перед ней равны и президент, и школьник. Каждый чтец получает фрагмент, по объему примерно равный одной странице текста, что соответствует 2 - 3 минутам трансляции. Всего будет задействовано более 1300 чтецов. Возможность принять участие будет у каждого, кто заполнит заявку на сайте voinaimir.com или войнаимир.рф и пройдет предварительный отбор.

В трансляции примут участие города, расположенные в разных часовых поясах: Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Смоленск, Вологда, Казань, Грозный, Владивосток, Хабаровск, Пятигорск, Омск, Новосибирск, Екатеринбург, Уфа, Ростов-на-Дону, Самара, Сочи, Ярославль, Берлин, Париж, Вена, Пекин, Вашингтон и другие. Площадки для проведения чтений будут оборудованы в узнаваемых местах: в театрах, музеях, исторических зданиях, многие из которых связаны с текстом романа (музей-усадьба Льва Толстого «Ясная поляна», Государственный Исторический музей, Государственный Эрмитаж и т. д).

Проект реализуется при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Первая. Русская. Цветная.


Нашла у dima_piterski.
У него там опрос. Но нет одного варианта: Русская революция состоит из трёх частей, февральскую часто пропускают. И она цветная. Только после что-то пошло не так. То ли Ленин стал Драконом, то ли Сталин вовремя оттеснил Ленина и сам стал Драконом.

Про Дракона это отсылка к старому советскому мультику про мальчика и Дракона, по мотивам китайской (!) сказки.

Юбилей Великой Депрессии.

Читаем. Сравниваем. Думаем.

В эти дни 86 лет назад, 24−29 октября 1929 года, произошел Великий биржевой крах на Уолл-стрит в Нью-Йорке, давший старт Великой депрессии — глобальному мировому экономическому кризису, затронувшему полмира и в некоторой степени преодоленному только благодаря «Новому курсу» Ф.Д. Рузвельта и началу Второй мировой войны.

Многие знают и основные вехи этого грандиозного обрушения биржи: «черный четверг» 24 октября — начало паники на бирже и падения курса акций, «черная пятница» 25 октября — продолжение падения, «черный понедельник» 28 октября — еще один скачок стоимости акций вниз и «черный вторник» 29 октября — полный обвал, вынужденно продано 16 млн акций на сумму $10 млрд — в 2 раза больше, чем США потратили на Первую мировую войну.

Некоторые знают, что краху 1929 года предшествовал небывалый рост спекуляций на фондовой бирже, участие в которых в погоне за легкими деньгами и «длинным долларом» принимали (на заемные деньги!) участие миллионы простых американцев, не очень хорошо понимавших в экономике, но зато очень доверявших выступлениям экономистов и экспертов, а также рекламе возможности быстро разбогатеть, играя на бирже.

И уж совсем мало кто хочет понять, что ответственность за Биржевой крах 1929 г. и последовавшую за ним Великую депрессию несут те самые экономисты и эксперты, экспертное сообщество, как сказали бы сейчас, которые категорически не желали замечать реальность и несмотря ни на что продолжали обманывать граждан до, во время и еще долго после краха на бирже.
ИА REGNUM приводит подборку цитат «экспертов».

«Нашему постоянному процветанию не будет конца», — Майрон Е. Форбс, президент «Пирс Эрроу Мотор Кар Ко.», 12 января 1928 года

«Никогда еще перед Конгрессом Соединенных Штатов, собравшимся рассмотреть положение дел в стране, не открывалась такая приятная картина, как сегодня. Во внутренних делах мы видим покой и довольство… и самый длинный в истории период процветания. В международных делах — мир и доброжелательность на основе взаимопонимания», — Калвин Кулидж, 4 декабря 1928 года.

«Возможно, котировки ценных бумаг и снизятся, но не будет никакой катастрофы», — Ирвинг Фишер, видный американский экономист, «Нью-Йорк Таймс», — 5 сентября 1929 года.

«Положение в американской промышленности — отличное. Рынки — в превосходном состоянии», — Чарльз Митчелл, президент «Нэшнл сити бэнк», — 15 октября 1929 года.

«Котировки поднялись, так сказать, на широкое горное плато. Вряд ли в ближайшее время, или даже вообще, возможно их падение на 50 или 60 пунктов, как это предсказывают медведи. Я думаю, что в ближайшие месяцы рынок ценных бумаг значительно поднимется», — Ирвинг Фишер, видный американский экономист, 17 октября 1929 года.

«Фундаментальная экономика страны — производство и распределение товаров — находится на прочной и благоприятной основе», — Президент США Герберт Гувер, 24 октября 1929 года.

«Это падение не окажет значительного влияния на экономику», — Артур Рейнольдс, президент «Континентал Иллинойс Бэнк оф Чикаго», — 24 октября 1929 года.

Положение на бирже «в целом устойчиво», и «с финансовой точки зрения состояние дел лучше, чем когда-либо в последние месяцы… Худшее осталось позади», — Заявление 35 крупнейших банковских домов Уолл-стрит, 24 октября 1929 года.

«Вчерашнее падение не повторится… Я не боюсь подобного снижения», — Артур А. Лосби, президент «Экуитабл Траст Компани», 25 октября 1929 года.

«Мы считаем, что основы Уолл-стрит не затронуты, и те, кто может позволить себе заплатить сразу, дешево приобретут хорошие акции», — Бюллетень «Гудбой энд Компани», цитата в «Нью-Йорк Таймс», 25 октября 1929 года.

«Есть и умные люди, которые сейчас покупают акции… Если не будет паники, а в нее никто всерьез не верит, акции ниже не опустятся», — Р. В. Мак-Нил, финансовый аналитик, 28 октября 1929 года.

«Сейчас — время покупать акции. Сейчас — время вспомнить слова Дж. П. Моргана… что любой человек в Америке, играющий на понижение, разорится. Возможно, через несколько дней начнется паника медведей, а не паника быков. Скорее всего, еще много лет не будет таких низких цен на многие из тех акций, которые сейчас истерически продают», — Р. В. Мак-Нил, рыночный аналитик, цитата в «Нью-Йорк Геральд Трибюн», 30 октября 1929 года.

«Покупайте надежные, проверенные акции, и вы не пожалеете», — Бюллетень Е.А. Пирс, цитата в «Нью-Йорк Геральд Трибюн», 30 октября 1929 года.

«Снижаются цены на бумаги, а не на реальные товары и услуги… Сейчас в Америке идет восьмой год экономического подъема. Предыдущие такие периоды продолжались в среднем одиннадцать лет, то есть, до обвала у нас остается еще три года», — Стюарт Чейз, американский экономист и писатель, «Нью-Йорк Геральд Трибюн», 1 ноября 1929 года.

«Истерика на Уолл-стрит уже закончилась», — «Таймс», 2 ноября 1929 года.

«Обвал на Уолл-стрит не значит, что будет всеобщий, или хотя бы серьезный экономический спад… В течение шести лет американский бизнес уделял значительную часть своего внимания, своей энергии и своих ресурсов спекулятивной игре… И вот это неуместное, ненужное и опасное приключение закончилось. Бизнес вернулся домой, к своей работе, слава Богу, без повреждений, здоровый душой и телом и сильнее в финансовом отношении, чем когда-либо раньше», — «Бизнес Уик», 2 ноября 1929 года.

«Хотя акции сильно упали в цене, мы верим, что это падение — временное, а не начало экономического спада, который приведет к продолжительной депрессии…», — Гарвардское экономическое общество, 2 ноября 1929 года.

«Мы не верим в серьезный спад: по нашим прогнозам экономический подъем начнется весной, а осенью ситуация станет еще лучше», — Гарвардское экономическое общество, 10 ноября 1929 года.

«Вряд ли спад на фондовом рынке будет долгим, скорее всего, он закончится уже через несколько дней», — Ирвинг Фишер, профессор экономики Йельского университета, 14 ноября 1929 года.

«Паника на Уолл-стрит никак не скажется в большинстве городов нашей страны», — Пол Блок, президент газетного холдинга «Блок», редакционная статья, 15 ноября 1929 года.

«Можно с уверенностью сказать, что финансовая буря закончилась», — Бернард Барух, телеграмма Уинстону Черчиллю, 15 ноября 1929 года.

«Я не вижу в текущей ситуации ничего угрожающего или вызывающего пессимизм… Я уверен, что весной наступит оживление экономики и в течение наступающего года страна будет стабильно развиваться», — Эндрю В. Меллон, министр финансов США, 31 декабря 1929 года.

«Я убежден, что благодаря принятым мерам мы восстановили доверие», — Герберт Гувер, декабрь 1929 года.

«1930 год будет превосходным по количеству рабочих мест», — Министерство труда США, Новогодний прогноз, декабрь 1929 года.

«У акций блестящие перспективы, по крайней мере, на ближайшее будущее», — Ирвинг Фишер, кандидат экономических наук, начало 1930 года.

«Есть признаки того, что самая тяжелая фаза рецессии уже позади…», — Гарвардское экономическое общество, 18 января 1930 года.

«Сейчас совершенно не о чем беспокоиться», — Эндрю Меллон, министр финансов США, февраль 1930 года.

«Весной 1930 года закончился период серьезной озабоченности… Американский бизнес постепенно возвращается к нормальному уровню процветания», — Джулиус Бернс, глава Национальной конференции по изучению бизнеса при президенте Гувере, 16 марта 1930 года.

«Перспективы по-прежнему благоприятные…», — Гарвардское экономическое общество, 29 марта 1930 года.

«Перспективы благоприятные…», — Гарвардское экономическое общество, 19 апреля 1930 года.

«Хотя катастрофа произошла всего шесть месяцев назад, я уверен, что самое худшее позади, и продолжительными совместными усилиями мы быстро преодолеем спад. Банки и промышленность почти не затронуты. Эта опасность также благополучно миновала», — Герберт Гувер, президент США, 1 мая 1930 года.

«К маю или июню должен проявиться весенний подъем, который мы предсказывали в бюллетенях за ноябрь и декабрь прошлого года…», — Гарвардское экономическое общество, 17 мая 1930 года

«Господа, вы опоздали на шестьдесят дней. Депрессия закончилась», — Герберт Гувер, президент США — в ответе делегации, которая ходатайствовала об организации программы общественных работ, чтобы ускорить восстановление экономики, июнь 1930 года.

«Хаотичные и противоречивые движения бизнеса должны вскоре уступить дорогу продолжительному подъему…», — Гарвардское экономическое общество, 28 июня 1930 года

«Силы текущей депрессии уже на исходе…», — Гарвардское экономическое общество, 30 августа 1930 года

«Мы приближаемся к концу фазы падения в процессе депрессии», — Гарвардское экономическое общество, 15 ноября 1930 года

Однако приведенные выше цитаты… слишком знакомы. И не потому, что мы все так хорошо знаем историю Биржевого краха 1929 года, а потому, что подобные фразы вместе или порознь можно прочесть в любом экономическом обзоре, в любой статье или заметке по экономике в СМИ и сегодня, хотя их пишут новые люди — наверное, правнуки тех легендарных экспертов и экономистов, которые «сопровождали» начало Великой депрессии в США. И это наводит на мрачные размышления…




Подробности: http://regnum.ru/news/society/1997931.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.