July 8th, 2016

Buy for 100 tokens
***
...

Сложные отношения с чайником.

Люблю чай. У меня один чайник. И вода одна и та же. И газ подаётся с ровным давлением.
Но закипает это чудо промышленной мысли трудолюбивых китайцев всегда с разной скоростью. Да-да, я помню уроки физики про давление и остальные переменные. Я вас уверяю, моя геолокация не меняется от высот Эвереста до дна Марианской впадины в течении дня. А время закипания - меняется!


[Гениальное]
Мы поставили чайник на спиртовку в носовой части лодки и удалились на корму, делая вид, что не обращаем на него внимания и озабочены совершенно другими делами.
Это единственный способ заставить чайник закипеть. Если только он заметит, что вы нетерпеливо ждёте, чтобы он закипел, он даже и зашуметь не подумает. Надо отойти и приступить к еде, как будто вы и не собираетесь пить чай. Ни в коем случае нельзя оглядываться на чайник, и тогда вы скоро услышите, как он фыркает и плюётся, отчаянно желая напоить вас чаем.


Узнаёте цитату?

Губерман Игорь. Вечерний звон. Аудиокнига.

Надо ли представлять автора?

Ответ однозначный. Не надо. Кому надо – добро пожаловать на просторы сети.

Читает Krokik. Имя, спрятанное за ником мне не знакомо, но перс известен мне по общению в сети. Бывший советский мажор и нынешний русофоб. Чем и объясняется выбор книги для чтения. Чтец, как вы поняли, любитель.

Прочитано так себе. Но не без души. Чувствуется отсутствие корректора. Особенно в слове «нечто», очень любимом И.Г. Оно читается «нЕЧто» и ни в коем случае не «нЕШто».В этом случае неопределённое местоимение превращается в устаревшую форму слова «неужели». Очень резало слух. С учётом прошлого чтеца - удивляет, но объясняется долгим пребыванием в эмиграции.
Больше в этом исполнении книг слушать не стану.


О книге:
Улыбающийся или смеющийся старик – редкость, как сам автор замечает. Здесь Губерман смеётся. По – разному, и прозой по большей части. И темы разнообразны: о литературных неграх, о книгах собственных, что вышли под чужими именами, о себе в искусстве, о себе в самиздате, о Жириновском, о псевдониме Ленина, об Эфроимсоне В.П. и его «Родословной альтруизма», о Гранине, за жизнь, про пошлость и хамство.

Оригинально, интересно, развлекает, потом начинает утомлять. Стиль утомляет: «все мы сво…., но я - хорошая сво..., патамушта всем об этом говорю». Кавычки и название стиля мои.

Самой оригинальной показалась теория о еврействе как «пятой стихии» мирозданья. Особенно потому, что И.Г. слушала после Улицкой «Штайн, переводчик». А следом угораздило У.Эко «Пражское кладбище». Мудрее связки у меня ещё не случалось. Оговорюсь сразу, что в еврейском, этом самом чудовищном вопросе, я на стороне гонимых. Особенно после «Кладбища». Но Губерман и здесь верен себе – родному племени «прилетело» от всей души.

Язык: причудливый и характерный. Достигается это очень простым приёмом – перестановкой прилагательного относительно существительного. Например: не «любого города», а «города любого». И так практически в каждой связке «прилагательное + существительное», т. е. наоборот «существительное + прилагательное».

По большому счёту - безделка. Напыщенная и бесполезная.